21 октября, 2019
Понедельник
Аналитика Перспективы курсовой политики
Перспективы курсовой политики

Согласно действующему законодательству в Украине приоритетной целью денежно-кредитной политики остается поддержка стабильности национальной денежной единицы. Исходя из этого, Национальный банк Украины жестко контролирует процесс курсообразования гривны и ситуации на внутреннем валютном рынке. До начала 2008 г. НБУ де-юре использовал режим регулируемого валютного курса, хотя фактически официальный номинальный курс гривни фиксировался относительно доллара. Такая политика продолжалась и в 2009 году. Лишь начиная с 2010 года номинальном официальному курсу гривны были характерны определенные незначительные колебания.

Отсутствие гибкости в курсообразовании гривны в течение длительного времени и необходимость перехода к ней, как отмечалось выше, является одним из основных требований МВФ, сотрудничество с которым позволило Украине в 2008-2010 гг. получить стабилизационный кредит, направленный на пополнение международных резервов НБУ и погашение дефицита государственного бюджета. Вместе с тем Национальный банк считает (и с этим можно вполне согласиться), что пока переход к гибкому курсообразованию является преждевременным. Поэтому в своей практике НБУ, выйдя из режима фиксированного курса, фактически прибегнул к режиму регулируемого курса. Теоретически режимы гибкого и регулируемого курсообразования существенно отличаются. Однако Национальный банк и МВФ пришли к согласию в том, что сейчас через определенные прагматические причины внедрять режим гибкого курсообразования не время. Среди этих причин, на наш взгляд, следует выделить следующие:

  • необходимость использования интервенций для поддержания курсовой стабильности как основного инструмента денежно-кредитной политики;
  • потребность в наращивании объемов международных валютных резервов до уровня, достаточного для отражения спекулятивных атак на национальную валюту;
  • необходимость предотвращения стремительного укрепления курса гривны с целью поддержания конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей. Хотя это непосредственно не входит в компетенцию НБУ, однако на него постоянно осуществляется соответствующий административное давление со стороны правительства;
  • желание защитить национальную валюту от высокой волатильности в условиях долларизации значительной доли долга частного сектора. Девальвация гривны, как показала практика, ведет не к смягчению денежно-кредитной политики, стимулирующей экономику, а к снижению стоимости компаний, следствием чего могут быть проблемы с получением иностранного финансирования, сокращением спроса и т.п..

Возможно, эти аргументы недостаточны, но в условиях отсутствия полноценного фондового рынка, высокой долларизации экономики, низкой эффективности денежно-кредитной и фискальной политики сегодня, по нашему мнению, переходить к режиму свободного плавания все же преждевременно.

Несмотря на это, в отечественной научной литературе идет дискуссия о переходе к гибкому курсообразованию в связи с необходимостью изменения приоритета денежно-кредитной политики. Большинство исследователей считает, что Украина в обозримой перспективе обречена перейти к инфляционному таргетированию (установлению контроля за динамикой инфляции), которое предусматривает свободное плавание курса гривны.

Отметим, что Национальный банк в среднесрочной перспективе предполагает перейти к инфляционному таргетированию и обеспечить «создание фундаментальных предпосылок дня поддержание стабильного низкоинфляционной среды на долгосрочной основе ... с применением гибких механизмов курсообразования» (к сожалению, «Основы денежно-кредитной политики за 2011 год пока не обнародованы). Это свидетельствует о том, что режим свободного плавания гривны переходит в сферу практической политики.

Несмотря на все преимущества инфляционного таргетирования, думаем, что в Украине переход к этой политике в среднесрочной перспективе невозможен, а значит, свободного плавания гривны также не будет. В связи с этим возникает логичный вопрос: как это отразится в украинской экономике?

Сторонники режима свободного плавания утверждают, что одной из важнейших его преимуществ является возможность нивелировать экзогенные шоки, стабилизируя таким образом состояние реального сектора экономики. Подвергая сомнению эту гипотезу, специалисты «Центра развития» Высшей школы экономики (Россия) на примере 23 крупных стран провели исследования с целью определения величины стабилизирующего эффекта курсовой политики на реальный сектор экономики. Полученные результаты показали, что вид курсовой политики слабо коррелирует со стабильностью как курса, так и промышленного производства. Гипотеза о том, что свободное плавание позволяет нивелировать внешние шоки, защищая от них реальный сектор, не находит подтверждения (по крайней мере в крупных экономиках мира и в условиях кризиса 2008 года).

Априори соглашаясь с выводами исследования, отметим, что режим гибкого курсообразования гривны связан со многими рисками для экономики страны.

Во-первых, украинская промышленность зависима от импортных энергоносителей. А мировые цены на нефть являются волатильнимы (в 2007-2009 гг. Цены на нефть сначала выросли с 50 долларов до 140 долларов США за баррель, затем за несколько месяцев снизились до 40 долларов, еще через несколько месяцев выросли до 70 долларов. На конец 2010 г. средневзвешенная цена на нефть превысила 89 долларов США за баррель). При условии гибкого курса цены на товары внутреннего товаропроизводителя колебались бы не меньше, чем цены на нефть. Поскольку наше население подвержено паническому поведению на валютном рынке, колебания курса гривны могут иметь угрожающий характер, что обязательно приведет к коллапсу экономики.

Во-вторых, на курсообразование гривны существенное влияние оказывают потоки капитала. Портфельных спекулянтов привлекает высокая доходность государственных облигаций правительства. Свободное плавание предполагает минимальное вмешательство центрального банка в работе валютного рынка (валютные интервенции почти не производятся). Понятно, что в условиях значительного притока капитала в Украину гривна будет стремительно ревальвировать, а из-за оттока — девальвировать, что означает сверхвысокую волатильность курса.

В-третьих, практика хеджирования валютных рисков, финансовые инструменты и необходимая институциональная база в Украине не развиты. Переход к гибкому курсу переведет все риски в реальный сектор, что с теоретической точки зрения правильно. Однако расходы хеджирования дня предприятий в Украине будут выше, чем в других странах. Это поставит отечественных товаропроизводителей в неравное положение с их конкурентами на внешних рынках.

В-четвертых, украинская инфляция имеет немонетарный характер. Ее основной источник — монополизм и отсутствие конкуренции на внутреннем рынке, поэтому борьба с ней монетарными инструментами не даст желаемого результата. Таким образом, политика инфляционного таргетирования будет неэффективной, а режим свободного плавания — навредит экономике.

Следовательно, режим свободного плавания в Украине непременно приведет к повышению не только волатильности курса, но и нестабильности всей экономики, в том числе — реального сектора.